Гомосексуалисты в Таджикистане: легче быть наркоманом, чем геем

Страна: 

Гомосексуалисты в Таджикистане: легче быть наркоманом, чем геем
22:58 17.05.2017
Ровно 17 лет назад, 17 мая, гомосексуальность была исключена из международной классификации болезней. Однако это решение все еще неактуально для Таджикистана и других стран региона. В лучшем случае гомосексуальность здесь считают болезнью, в худшем – преступлением.

В честь Международного дня борьбы с гомофобией "Открытая Азия онлайн" рассказывает о том, каково это - быть гомосексуалистом в Таджикистане.

В 2015 году в местных СМИ со ссылкой на заявление Глобального фонда борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией появилась информация: в Таджикистане проживает порядка 30 тысяч гомосексуалистов. В ответ МВД РТ сообщило журналистам, что обязательно проверит эти данные и сообщит о результатах прессе. Обещание представители этой структуры не сдержали; даже приблизительных цифр о том, сколько в республике может быть представителей нетрадиционной ориентации, местные источники не сообщают.

- Они же нигде не регистрируются, поэтому сказать точно, сколько их в стране, мы не можем, - говорит руководитель пресс-службы МВД РТ Умарджон Эмомали. – Но 30 тысяч – это полная чушь, сплошная ложь!

- За последние годы были ли случаи обращения в структуры МВД со стороны ЛГБТ-сообщества в связи с нарушениями их прав или преступлениями, совершенными на этой почве?

- За все время, что я работаю здесь, таких обращений никогда не было.

- Сколько вы работаете?

- С 1999 года.

Обращений со стороны ЛГБТ-сообщества не припомнили и в Институте уполномоченного по правам человека в Таджикистане. Пресс-секретарь этой структуры Мухаммади Салохитдинов отметил, что поднял все документы за последние годы и таких обращений не обнаружил.

- А они у нас вообще есть? – спрашивает нас Салохитдинов.

- Конечно, есть.

- Ну, к нам они не обращались никогда.

Впрочем, в пресс-службе таджикского омбудсмена отметили, что несколько лет назад для сотрудников института международные организации проводили семинар на тему работы с представителями ЛГБТ-сообщества, но на практике приобретенные знания им применить пока не удалось.

Однако о том, что гомосексуалисты в Таджикистане все-таки есть, хорошо знает местное духовенство: в 2014 году глава Исламского центра Таджикистана Саидмукаррам Абдулкодирзода во время пятничной молитвы в Центральной мечети Душанбе осудил гомосексуальные отношения.

"Мне стыдно, что приходится в мечети говорить на эту тему. К сожалению, приходилось слышать о гомосексуальной ориентации образованных и культурных людей, которые отказываются от отношений со своими женами, с женщинами и совершают грех мужеложества", - заявил Абдулкодирзода и предостерег мусульман от греховного поведения, отметив, что "всякий народ, совершивший подобный грех, был сильно наказан".

Но говорить на эту тему с журналистами представители духовенства все равно отказываются.

- Это грех, грех прелюбодеяния, и говорить о нем нет смысла, каждый мусульманин об этом знает и осуждает, - сказали нам в Исламском центре.

ПРИШЕЛ С РАБОТЫ И ПОВЕСИЛСЯ

Говорить на эту тему в Таджикистане не хочет не только местное духовенство, но и все остальные. Вопросы о проблемах ЛГБТ-сообщества вводят чиновников в ступор: в лучшем случае они принимаются рассуждать о том, что "эта болезнь что-то сильно распространяется в последнее время", в худшем - заглядывают в Уголовный кодекс Таджикистана, чтобы убедиться в том, что статьи об ответственности за гомосексуализм там действительно нет.

Известную статью, предусматривающую наказание за мужеложество, исключили из УК Таджикистана в 1998 году. Но, несмотря на это, а также заверения МВД и Института уполномоченного по правам человека о том, что обращений со стороны гомосексуалистов о нарушении их прав никогда не было, факты дискриминации в республике присутствуют. Об этом свидетельствуют общественные организации, вернее - только одна организация: "Равные возможности". К сожалению, пообщаться с ее представителями на момент выхода материала нам не удалось: руководитель находится в командировке, а рядовые сотрудники сослались на большую занятость. Но в прошлые годы "Равные возможности" заявляли журналистам, что в их кейсах содержатся десятки случаев жестокого обращения с людьми другой ориентации, которые подвергались дискриминации на работе, в учебных заведениях и дома.

В 2011 году русская служба ВВС в материале "Правозащитники хотят помочь геям Центральной Азии" со ссылкой на эту организацию сообщала о случае самоубийства молодого стюарда нетрадиционной ориентации, которого шантажировали раскрытием статуса и требовали большую сумму денег за сохранение тайны. После чего парень повесился. В этом же материале приводилась история другого гомосексуалиста, который был изнасилован группой мужчин, но обращаться в милицию не стал, боясь огласки; и дело об убийстве 23-летнего студента, который был найден мертвым в одном из районов Душанбе.

"Мы были в шоке от того, что нам сказали в неофициальной беседе милиционеры. Они заявили, что не нужно было быть геем. Представителя ЛГБТ-сообщества убили студенты, придерживающиеся радикальных взглядов. Ничего украдено у него не было. Вещи, сумка, деньги, мобильный телефон были при нем. Его убили за то, что он был геем. Убийцы не понесли наказания. Дело было закрыто", – рассказывали представители организации "Равные возможности" журналисту ВВС в 2011 году.

"МНОГИЕ ГЕИ В РЕСПУБЛИКЕ ЖЕНЯТСЯ, У НИХ ЕСТЬ ДЕТИ"

Гафур (имя по соображениям безопасности изменено) про все факты жестокого обращения с людьми другой ориентации хорошо знает. Он сам относится к этому сообществу, но уже несколько лет живет в одной из европейских стран. Покинуть Таджикистан ему и его партнеру пришлось в качестве беженцев, но прежде Гафур прошел все круги ада на родине.

- Родственники избивали и пытались лечить от гомосексуализма с помощью религиозных молитв и ритуалов, сверстники в школе издевались и унижали. Но после того, как у меня начались серьезные проблемы с правоохранительными органами, я понял, что мне пора уезжать, - говорит он.

- Как вы думаете, заявление Глобального фонда о том, что в Таджикистане проживает порядка 30 тысяч гомосексуалистов, правдиво?

- На самом деле эта цифра в несколько раз занижена. Гомосексуалистов в Таджикистане гораздо больше. Но никто из них не раскрывает свой статус, потому что это угрожает их безопасности. Многие геи в нашей республике ведут двойную жизнь: они женятся, у них есть дети, семьи, но они продолжают встречаться с мужчинами тайком. У меня тоже был такой вариант: жениться, успокоить своих родственников и скрывать ориентацию, но я на это не пошел. Потому что знаю, что значит для женщины, особенно для восточной женщины, – брак, и что с ней будет после того, как она узнает, что ее муж – гомосексуалист. А рано или поздно она об этом узнает.

- Есть ли в Таджикистане общественные организации, кроме "Равных возможностей", которые занимаются проблемами ЛГБТ-сообщества?

- Их десятки по республике. Только ни одна из них открыто не говорит о том, что занимается проблемами ЛГБТ-сообщества. Как правило, проблемы геев ставят в один ряд с проблемами других групп граждан, которые по тем или иным причинам подвергаются дискриминации.

- Насколько эти организации популярны среди ЛГБТ-сообщества? Оказывают ли они реальную помощь?

- Обращений в эти организации со стороны гомосексуалистов совсем мало, люди им не доверяют, потому что были в их практике случаи, когда полученная информация уходила вовне, в том числе попадала и в правоохранительные структуры. Обращаются, только если в организации есть надежные знакомые, или в безвыходных ситуациях.

- Например?

- Могу привести свой пример: я обратился в одну из таких организаций после того, как подвергся жесткому прессингу со стороны милиционеров. Организация помогла мне выехать из страны, а затем получить статус беженца в Европе на свой страх и риск, но затем у руководства этой организации был очень неприятный разговор с представителями таджикских силовых структур.

"В ТАДЖИКИСТАНЕ ЛЕГЧЕ БЫТЬ НАРКОМАНОМ, ЧЕМ ГЕЕМ"

- Многие гомосексуалисты уезжают из Таджикистана в качестве беженцев?

- Мало кому удается это сделать, потому что гомосексуалистам постоянно приходится жить в состоянии страха, они не могут получить информацию о возможностях выехать из страны и получить статус беженца; они боятся обратиться за помощью, опасаясь, что их статус будет раскрыт. Если в нашем обществе раскрывается статус гея - это конец. Конец нормальной жизни, конец карьере. Например, мой партнер был одним из лучших специалистов в одном из вузов Таджикистана, но после того, как о его ориентации узнали в руководстве, ректор вызвал его к себе и сказал о том, что его сексуальные предпочтения не соответствуют высокому статусу учебного заведения. Ему предложили заявление по собственному желанию или увольнение по статье, он выбрал первое. Понимаете, в Таджикистане легче быть наркоманом, чем геем.

В этом отношении, кстати, очень здорово постарались и многие российские СМИ, которые имеют огромное влияние на наше общество и которые выступают с резкой критикой в адрес ЛГБТ-сообщества.

- А как вы оцениваете работу таджикских журналистов, которые освещают проблемы гомосексуалистов?

- Таджикские журналисты стараются обходить эту тему стороной. За исключением нескольких представительств иностранных СМИ, которые работают в республике, проблемами ЛГБТ никто не занимается. Но даже в большинстве тех материалов, которые мне попадались, тон журналистов носил или обвинительный характер, или геев причисляли к больным, ненормальным людям. Как-то в одном из материалов мне, например, попался комментарий таджикского психолога, который уверял, что гомосексуализм, как любую другую вредную привычку (курение, например), можно вылечить. И это говорил специалист. К сожалению, о том, что такое гомосексуальность, в Таджикистане просто не знают и знать не хотят.

Когда мы приехали в Европу, нам даже сложно было доказать, что в нашей стране геи подвергаются дискриминации. В СМИ информации об этом толком нет, гомосексуалисты открыто об этом прессе не говорят, ни одной зарегистрированной общественной организации, занимающейся именно ЛГБТ, нет, никаких фактов уголовных дел, связанных с фактами жестокого обращения по отношению к геям, нет. А если нет фактов, значит, нет проблем. Нас спасли только отчеты нескольких международных организаций, которые все-таки отражают реальное положение гомосексуалистов в стране.

- Недавно в российской "Новой газете" вышла серия материалов о том, через какие ужасы проходят гомосексуалисты в Чечне. Ситуация там похожа на таджикскую действительность?

- До боли похожа! Такие же схемы, такое же отношение со стороны родственников и милиционеров. Единственное отличие в том, что в Таджикистане нет такого количества убийств, и в нашей стране нет специальной тюрьмы для гомосексуалистов.

- Вы знаете хотя бы один случай в Таджикистане, чтобы гомосексуалист раскрыл свой статус и нашел понимание со стороны своей семьи?

- К сожалению, ни одного такого случая я не припомню. Раскрытие статуса всегда сопровождается гневом со стороны родственников, начинаются избиения, обвинения в позоре для всего рода, родители отрекаются от своих сыновей; часто гомосексуалистов просто выгоняют из дома. Когда мы с партнером были уже в Европе, он рассказал о своем статусе матери, она была в полном шоке и только сумела сказать: "Как мне теперь с этим жить?" Но, правда, потом так получилось, что она приехала к нам в гости и была поражена тем, что ее сына здесь уважают как человека, ценят как профессионала, и никому нет дела до его ориентации. Этой стране мы действительно стараемся принести максимальную пользу, уже реализовано много успешных проектов, акций. Все это мы могли бы осуществить и на родине, но, к сожалению, в Таджикистане им плевать на твои таланты и способности, всех волнует только, с кем ты спишь.

А как считаете вы, что нужно делать с представителями нетрадиционной ориентации? Приглашаем принять участие в нашем опросе.

Лилия Гайсина

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1495051080